‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз

Замечательные эпизоды из его жизни

‘Умара ибн ‘Абд-аль-‘Азиза учёные считают одним из деятельных учёных и праведных халифов.

Аз-Захаби

Рассказ о пятом праведном халифе, много поклонявшемся Аллаху и равнодушном к мирским благам, благоуханнее мускуса и прекраснее цветущего сада.

Его жизненный путь уникален и действительно напоминал цветущий сад: в какой бы уголок этого сада ты ни забрёл, ты непременно найдёшь там свежие зелёные растения, прекрасные цветы и спелые плоды…

Хотя мы не можем охватить всю его жизнь, которая была украшением истории, это не мешает нам сорвать несколько плодов из этого прекрасного сада и взять оттуда немного света, потому что невозможность охватить всё не повод, чтобы отказаться от этого полностью — почему бы не взять хотя бы часть?..

Итак, вашему вниманию представлены три эпизода из жизни ‘Умара ибн ‘Абд-аль-‘Азиза. Позже мы ещё вернёмся к этой выдающейся личности, если будет на то воля Всевышнего Аллаха.

* * *

Первую историю рассказал нам Саляма ибн Динар, учёный, судья и шейх Медины. Вот эта история.

Я прибыл к халифу мусульман ‘Умару ибн ‘Абд-аль-‘Азизу, когда он был в Хунасыре в окрестностях Халеба. Тогда я был уже пожилым человеком, и к тому времени мы с ним уже давно не встречались.

Он был в доме. Но я не узнал его, потому что он изменился с тех пор, как занимал должность наместника Медины. Он поприветствовал меня и сказал:

— Подойди сюда, о Абу Хазим.

Приблизившись, я спросил:

— Никак ты и есть повелитель верующих ‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз?

Он ответил:

— Он самый…

Я воскликнул:

— Что же случилось с тобой?! Разве не было лицо твоё прекрасным, кожа — гладкой, а жизнь — богатой?

Он ответил:

— Да. Всё это было…

Я спросил:

— Что же так изменило твоё положение после того, как у тебя было много золота и серебра и ты стал повелителем верующих?

Он спросил:

— А что во мне изменилось, о Абу Хазим?

Я ответил:

— Твоё тело исхудало. Кожа сделалась шершавой, лицо пожелтело… И глаза твои — они потеряли свой былой блеск…

Он заплакал и спросил:

— А что было бы, если бы увидел меня в могиле по прошествии трёх дней?.. Глаза мои вытекли на щёки, живот раскрылся и растрескался, и черви пожирают моё тело… Если бы ты увидел меня в таком состоянии, я показался бы тебе ещё более чужим и странным, чем сегодня.

Затем он поднял на меня глаза и сказал:

— Разве не помнишь ты хадис, который ты пересказывал мне в Медине, о Абу Хазим?

Я сказал:

— Я пересказал тебе множество хадисов, о повелитель верующих…

Он сказал:

— Это хадис, который передал Абу Хурайра.

Я ответил:

— Да, я помню его, о повелитель верующих.

— Повтори его для меня, поистине, я хочу услышать его от тебя, — попросил он.

Я сказал:

— Я слышал, как Абу Хурайра говорил: «Я слышал, как Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) говорил: “Поистине, перед вами возвышенность, которую трудно одолеть и которая смертельно опасна. Не поднимется на неё никто, кроме исхудавшего и истощённого”».

И ‘Умар заплакал так, что я даже стал опасаться, как бы печень его не разорвалась от плача. Потом он принялся вытирать слёзы и, посмотрев на меня, сказал:

— Неужели ты станешь упрекать меня, о Абу Хазим, за то, что я истощил себя ради этой возвышенности в надежде, что мне удастся одолеть её? И при этом я не думаю, что мне удастся спастись…

* * *

А вот вторая история из жизни ‘Умара ибн ‘Абд-аль-‘Азиза. Её передаёт ат-Табари от ат-Туфайля ибн Мирдаса.

Став халифом, повелитель верующих ‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз написал Сулейману ибн Абу ас-Сарри, своему наместнику в Согде, письмо, в котором говорилось следующее: «Построй в твоей области постоялые дворы, чтобы принимать мусульман: если кто-то из них приедет туда, ему бы оказывали там гостеприимство в течение одних суток. Позаботьтесь о нём самом и его верховых животных. Если же он будет очень утомлён, то оказывайте ему гостеприимство в течение двух суток и оказывайте ему помощь. А если он остался без средств и у него нет ни запасов, ни верхового животного, на котором он мог бы ехать, то дайте ему столько, сколько ему необходимо, чтобы добраться до своей области».

Наместник исполнил веление повелителя верующих и построил постоялые дворы. Весть об этом быстро распространилась. Люди заговорили об этих гостиницах в разных областях исламского государства, поминая добрым словом халифа и радуясь его справедливости и богобоязненности.

Наиболее влиятельные и знатные жители Самарканда приехали к наместнику Сулейману ибн Абу ас-Сарри сказали:

— Поистине, твой предшественник Кутайба ибн Муслим аль-Бахили напал на наши области без предупреждения и не следовал в войне с нами тем путём, которым следуете вы, мусульмане. Мы знаем, что вы сначала призываете своих врагов принять ислам, а если они отказываются, предлагаете им выплачивать джизью. А если они отказываются и от этого, то вы объявляете им, что будете сражаться с ними. И поистине, мы увидели справедливость вашего халифа и его богобоязненность и решили пожаловаться вам на ваше войско и призвать вас на помощь против того, что сделал с нами один из ваших командующих. Разреши же, о предводитель, нашей делегации отправиться к вашему халифу и подать ему нашу жалобу. Если правда на нашей стороне, то вы дадите нам то, что принадлежит нам по праву, а если нет, то мы вернёмся оттуда, откуда пришли.

Сулейман разрешил их делегации отправиться к халифу в Дамаск. Прибыв туда, они подали жалобу халифу мусульман ‘Умару ибн ‘Абд-аль-‘Азизу.

Халиф написал своему наместнику Сулейману ибн Абу ас-Сарри письмо, в котором говорилось: «Когда получишь это моё письмо, то пошли к жителям Самарканда судью, который рассмотрит их жалобу. И если он вынесет решение в их пользу, то вели войску мусульман покинуть их землю и призови мусульман, которые живут среди них, покинуть их земли. И вернитесь в то положение, в котором вы пребывали до того, как в их земли вошёл Кутайба ибн Муслим аль-Бахили.

Когда делегация прибыла к Сулейману ибн Абу ас-Сарри, её члены вручили ему письмо повелителя верующих. Сулейман поспешил исполнить веление и послал к ним судью Джумай‘а ибн Хадыра ан-Наджи. Он рассмотрел их жалобу и выслушал их историю, а также выслушал свидетельства воинов мусульман и их командующих. И ему стало ясно, что истцы правы. И он вынес решение в их пользу.

Тогда наместник велел мусульманам уйти с земли этих людей, вернуться в свои гарнизоны и подойти к ним войском снова, после чего предложить им выбор: либо они войдут в их земли мирным путём, либо они покорят их земли с боем, либо им не суждено будет одержать победу над ними.

Услышав о том, что судья мусульман вынес решение в их пользу, знатные жители Самарканда сказали друг другу:

— Горе вам! Эти люди смешались с вами и жили вместе с вами, и вы видели, как они живут и насколько они справедливы и правдивы. Оставьте же их у себя. Примите их и радуйтесь тому, что они живут рядом с вами!

* * *

Третий случай из жизни ‘Умара ибн ‘Абд-аль-‘Азиза приводит Ибн ‘Абд-аль-Хакам в своей очень полезной книге «Жизнеописание ‘Умара ибн ‘Абд-аль-‘Азиза».

Когда к ‘Умару пришла смерть, к нему зашёл Масляма ибн ‘Абд-аль-Малик ибн Мерван, один из наиболее уважаемых предводителей бану ‘Умайя, и сказал: «Поистине, ты, о повелитель верующих, лишил своих детей этого имущества. Ты бы поручил заботу о них мне или кому-то другому из членов твоей семьи». Когда Масляма закончил говорить, ‘Умар сказал: «Помогите мне сесть» — и ему помогли сесть. Он сказал: «Я слышал, что ты сказал, Масляма… Что до того, что я лишил своих детей этого имущества, то, клянусь Аллахом, я не лишал их того, на что они имеют право… И я не стану давать им то, на что у них нет права. Что же до твоего предложения поручить заботу о них тебе или кому-то другому из членов семьи, то их единственный покровитель и опекун — Аллах, Который ниспослал Писание с истиной и является Покровителем праведных. Знай, о Масляма, что мои сыновья могут быть либо праведными и богобоязненными, и Аллах обогатит их из милости Своей и укажет им выход, либо нечестивыми грешниками, и в этом случае я не буду первым из тех, кто помог им своим имуществом в ослушании Аллаха».

Затем он сказал: «Позовите ко мне моих детей» — а у него было больше десяти детей. Когда они пришли, он посмотрел на них и глаза его наполнились слезами: «Клянусь, эти юные создания — я оставил их без всего». И он замолчал и заплакал, а потом посмотрел на них и сказал: «Дети мои… Я оставил вам много блага. Мимо кого бы из мусульман или зиммиев вы ни прошли, они непременно будут считать, что у них есть перед вами обязанности… Дети, поистине, вы можете выбрать одно из двух: либо вы разбогатеете таким путём, за что ваш отец войдёт в Огонь, либо не станете этого делать — и благодаря этому ваш отец войдёт в Рай. Я думаю, что вы предпочтёте спасти вашего отца от Огня, чем разбогатеть». Сказав это, он посмотрел на них взглядом, исполненным отцовской нежности, и сказал: «Идите же, да убережёт вас Аллах от всего дурного… Идите же, да дарует вам Аллах благой удел».

Масляма сказал: «О повелитель верующих! Я могу предложить нечто лучшее». ‘Умар спросил: «Что же?» Масляма сказал: «У меня есть триста тысяч динаров, и я дарю их тебе. Раздай же их своим детям или раздай их в качестве милостыни, если желаешь».

‘Умар сказал: «А я могу предложить нечто лучшее, о Масляма». Масляма спросил: «Что же, о повелитель верующих?» ‘Умар сказал: «Верни их тому, у кого ты взял их, ибо у тебя нет прав на них». Глаза Маслямы наполнились слезами, и он сказал: «Да помилует тебя Аллах, о повелитель верующих, и живого, и мёртвого! Ты смягчил наши ожесточившиеся сердца и напомнил нам о том, что мы забыли, и будут поминать тебя среди праведных».

После кончины ‘Умара люди позаботились о его детях, и они никогда не знали нужды и бедности. Истину сказал Всевышний Аллах: «Пусть опасаются те, которые боялись бы за своих немощных потомков, если бы им пришлось оставить их после себя. Пусть они боятся Аллаха и говорят слово правильное» (4:9).