Руфай‘ ибн Михран Абу аль-‘Алия

Не было после сподвижников человека, который знал бы Коран лучше, чем Абу аль-‘Алия, а за ним следовал Са‘ид ибн Джубайр.

Абу Бакр ибн Дауд

Руфай‘ ибн Михран, носивший кунью Абу аль-‘Алия, принадлежал к числу наиболее известных и выдающихся мусульман, был прекрасным чтецом Корана и знатоком хадисов.

Он знал Книгу Аллаха и хадисы Его Посланника (мир ему и благословение Аллаха) лучше многих последователей сподвижников. Он лучше многих понимал Великий Коран, и ему удавалось проникнуть в его глубины. Он выделялся среди остальных своим чрезвычайно глубоким пониманием смысла коранических аятов.

Давайте же расскажем о его жизни с самого начала, ибо жизнь его полна прекрасных и удивительных эпизодов, и из неё можно извлечь множество важных уроков.

* * *

Руфай‘ ибн Михран родился в Персии. Там он рос и воспитывался. И когда мусульмане начали предпринимать походы на персидские земли, чтобы вывести жителей Персии из мрака к свету, Руфай‘ оказался в числе попавших в плен юношей, попав в заботливые руки мусульман и отправившись вместе с ними в их пропитанные благом земли.

Очень скоро он и остальные пленники познакомились с возвышенностью и величием ислама и у них появилась возможность сравнить его со своим идолопоклонством. После этого они стали входить в религию Аллаха толпами, а потом принимались изучать Книгу Аллаха и хадисы Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха).

* * *

Сам Руфай‘ рассказывал о том, как он жил прежде и как стал жить потом: «Я попал в плен к мусульманам вместе с несколькими соплеменниками, и невольниками мы прибыли в Басру. Очень скоро мы уверовали в Аллаха и принялись заучивать Книгу Аллаха. Некоторые из нас платили хозяевам дань, освобождавшую их от прислуживания. А некоторые прислуживали хозяевам. Я был одним из таких. Мы прочитывали Коран полностью каждую ночь, и со временем нам стало трудно делать это. Тогда мы стали прочитывать его полностью за две ночи, но и это вскоре стало слишком трудным для нас. Тогда мы стали прочитывать его полностью за три ночи, однако и это вскоре стало для нас трудным из-за той работы, которую нам приходилось выполнять днём, и бессонных ночей. Встретившись с несколькими сподвижниками Посланника (мир ему и благословение Аллаха), мы пожаловались им на трудности, с которыми было сопряжено для нас ночное чтение Корана. Они сказали: “Прочитывайте его полностью за неделю”. И мы последовали их совету. Часть ночи мы читали Коран, а остаток ночи спали. И после этого ночное чтение Корана перестало быть для нас трудным».

* * *

Руфай‘ ибн Михран достался одной женщине из племени Тамим. Это была почтенная и разумная женщина, очень богобоязненная и глубоко верующая.

Часть дня он исполнял её поручения, а остальную часть отдыхал. В свободное время он выучился безупречно читать и писать и приобрёл некоторые религиозные знания, при этом образцово соблюдая права своей хозяйки и исполняя свои обязанности перед ней.

* * *

Однажды — дело было в пятницу — Руфай‘ совершил малое омовение наилучшим образом, после чего отпросился у хозяйки.

Та спросила:

— Куда ты собрался, Руфай‘?

Он ответил:

— Хочу пойти в мечеть.

Она спросила:

— В какую именно?

Он ответил:

— В ту, где проводятся пятничные молитвы.

Она сказала:

— Пойдём вместе.

Они пошли вместе и вошли в мечеть вместе с остальными входящими. При этом Руфай‘ не знал, что собирается сделать его хозяйка.

Стоило мечети наполниться, а имаму — подняться на минбар, как она, взяв Руфай‘а за руку, сказала:

— Засвидетельствуйте, о мусульмане, что я отпускаю на волю этого моего раба, стремясь к награде от Аллаха и желая обрести Его прощение и довольство. Поистине, никто не имеет над ним власти, кроме общепринятой.

Потом она посмотрела на Руфай‘а и сказала:

— О Аллах! Сделай его моим запасом для того дня, в который не принесёт пользы богатство и сыновья!

И после окончания молитвы Руфай‘ пошёл своим путём, а его бывшая хозяйка — своим.

* * *

С тех пор Руфай‘ ибн Михран стал часто наведываться в мечеть Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) в Медине. Ему посчастливилось встретиться с Абу Бакром ас-Сыддиком незадолго до его кончины. Ему также довелось общаться с повелителем верующих ‘Умаром ибн аль-Хаттабом, читать ему Коран и совершать молитву под его руководством.

* * *

Руфай‘, носивший кунью Абу аль-‘Алия, усердно изучал не только Книгу Аллаха, но и хадисы Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха). Он стал слушать хадисы от тех последователей сподвижников, с которыми он встречался в Басре.

Однако очень скоро он почувствовал, что желает большего. И он стал ездить в Медину время от времени, чтобы услышать хадисы из уст самих сподвижников, чтобы в цепочке передатчиков между ним и Посланником (мир ему и благословение Аллаха) был только один человек — сподвижник.

Он слушал хадисы от ‘Абдаллаха ибн Мас‘уда, Убайя ибн Ка‘ба, Абу Айюба аль-Ансари, Абу Хурайры, ‘Абдаллаха ибн ‘Аббаса и многих других.

* * *

Абу аль-‘Алия не ограничился тем, что слушал хадисы от передатчиков, живших в пресветлой Медине. Он использовал любую возможность послушать хадисы от разных передатчиков, где бы он ни оказывался. Стоило ему узнать о каком-нибудь обладателе знаний, как он тут же отправлялся к нему, как бы далеко он ни жил. Прибыв на место, он первым делом совершал молитву под руководством этого человека. И если Руфай‘ видел, что тот, к кому он приехал, не совершает молитву наилучшим образом и не соблюдает её право, то он отворачивался от него и думал: «Поистине, тот, кто пренебрежительно относится к молитве, ко всему остальному относится ещё более пренебрежительно».

И он брал свой посох и возвращался туда, откуда прибыл.

* * *

Абу аль-‘Алия достиг таких высот в знании, что превзошёл всех своих сверстников.

Один из сподвижников рассказывал: «Как-то раз я видел, как Абу аль-‘Алия совершал малое омовение и при этом вода капала с его лица и рук и каждый орган его тела сиял чистотой. Я поприветствовал его и сказал: “Поистине, Аллах любит кающихся и любит очищающихся”. Он сказал в ответ: “Брат мой, очищающиеся — это не те, кто очищается с помощью воды от грязи. Это тот, кто очищается с помощью богобоязненности от грехов”. Я размышлял о том, что он сказал, и понял, что он прав, а я ошибся. И я сказал ему: “Да воздаст тебе Аллах благом, и да добавит Аллах тебе знания и понимания!”»

* * *

Абу аль-‘Алия побуждал людей к приобретению знаний. Он давал им советы и указывал им правильный путь получения знаний. Он говорил:

— Приучайте себя к приобретению знаний и чаще задавайте вопросы, чтобы обрести его. И знайте, что знание не склоняет крылья свои перед излишне застенчивым и перед высокомерным. Застенчивый не спрашивает из-за своей стеснительности. А высокомерный не спрашивает из-за своей надменности.

Он побуждал искателей знания изучать Коран и уделять ему внимание и время, неуклонно придерживаться того, что в нём, и отворачиваться от того, что говорят приверженцы нововведений.

Он говорил:

— Изучайте Коран, а когда изучите его, то не оставляйте его. И следуйте прямым путём, которым является ислам. И остерегайтесь следовать этим нововведениям, ибо поистине, они сеют вражду и ненависть между вами. Не отклоняйтесь от того, чего придерживались сподвижники Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), пока между ними не начался раскол.

Его слова пересказали аль-Хасану аль-Басри, и он сказал:

— Абу аль-‘Алия дал вам наставление, и, клянусь Аллахом, он сказал вам правду!

* * *

Абу аль-‘Алия рассказывал искателям знания и о том, как лучше всего заучивать Коран. Он говорил:

— Заучивайте Коран по пять аятов, ибо так вам будет легче запомнить их и вы лучше поймёте их. Поистине, Джибриль (мир ему), нисходя к Пророку (мир ему и благословение Аллаха), передавал ему Коран по пять аятов…

* * *

Абу аль-‘Алия был не просто учителем. Он был ещё и наставником. Он наполнял умы своих учеников полезным знанием и питал сердца их благими наставлениями. Очень часто он объединял знание и наставление.

Так, он как-то сказал им:

— Поистине, Аллах постановил в отношении Самого Себя, что Он будет вести прямым путём того, кто уверовал в Него. Это подтверждают слова Всевышнего: «А сердце того, кто верует в Аллаха, Он ведёт прямым путём» (64:11). И Его достаточно тому, кто уповает на Него. Это подтверждают слова Всевышнего «И кто уповает на Аллаха, тому достаточно его» (65:3). И Он вознаградит того, кто даёт Ему заём. И это подтверждают слова Всевышнего «Если кто-либо одолжит Аллаху прекрасный заём, то Он увеличит его многократно» (2:245). И Он отвечает тому, кто взывает к Нему с мольбой. Это подтверждают слова Всевышнего «Если Мои рабы спросят тебя обо Мне, то ведь Я близок и отвечаю на зов взывающего, когда он взывает ко Мне» (2:186).

* * *

Абу аль-‘Алия также говорил своим ученикам:

— Будьте покорны Аллаху сами и обращайтесь к покорным из-за их покорности. И избегайте ослушания и относитесь к ослушникам враждебно из-за их ослушания. А потом оставляйте ослушников на суд Аллаха, и если Он пожелает, то подвергнет их мучениям, а если пожелает, то простит им. И когда услышите, как какой-нибудь человек превозносится, говоря: мол, поистине, я люблю ради Аллаха, ненавижу ради Аллаха, предпочитаю вот это из стремления к довольству Аллаха и отворачиваюсь от этого из страха перед Аллахом, то не обращайте внимания на его слова.

* * *

Абу аль-‘Алия был не только деятельным учёным и не только наставником, указующим правильный путь. Он ещё и усердствовал на пути Аллаха, и часть своего времени проводил на полях брани вместе с остальными сражающимися на пути Аллаха, а также у границ исламского государства, среди тех, кто нёс дозор на пути Аллаха, охраняя границы.

Он отправлялся с войсками в разные области. Он сражался с византийцами в Шаме и с персами в Мавераннахре, и он был первым, кто прокричал азан в этих областях.

* * *

Когда начались сражения между ‘Али и Му‘авией (да будет доволен Аллах ими обоими), Абу аль-‘Алия занял позицию, о которой сам рассказывал: «Когда между ‘Али и Му‘авией произошло то, что произошло, я был деятелен и полон сил и любил сражение больше студёной воды в знойный день. Я взял своё снаряжение и пришёл туда и увидел два бесконечных ряда. Когда с одной стороны раздавался такбир, вторая подхватывала, когда одно войско восклицало: “Нет божества, кроме Аллаха”, второе подхватывало… И я подумал: какое же из двух войск я должен считать неверующим и сражаться с ним? И какое войско мне следует считать верующим и сражаться на его стороне? И тогда я оставил их и удалился».

* * *

Абу аль-‘Алия всю жизнь жалел о том, что не имел возможности встретиться с Посланником (мир ему и благословение Аллаха). Он старался восполнить это упущение, сближаясь с благородными сподвижниками, которые были тесно связаны с Посланником Аллаха (мир ему и благословение Аллаха).

Он предпочитал их самому себе и любил их, и они предпочитали его себе и любили его.

На это указывает и то, что как-то раз Анас ибн Малик, слуга Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), подарил ему яблоко, которое держал в руке. Он взял у него это яблоко и стал вертеть его в руках со словами:

— Яблоко, которого касалась рука, касавшаяся руки Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)… Яблоко, которого касалась рука, которой посчастливилось касаться руки Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)…

* * *

Однажды он зашёл к ‘Абдаллаху ибн ‘Аббасу, который тогда был наместником ‘Али ибн Абу Талиба в Басре.

‘Абдаллах ибн ‘Аббас принял его очень радушно и усадил его справа от себя. В это время у него сидела группа курайшитов, которые начали подмигивать друг другу и перешёптываться.

Они сказали друг другу:

— Вы видели, как Ибн ‘Аббас усадил этого раба рядом с собой?!

Ибн ‘Аббас понял, почему они переглядываются, и, повернувшись к ним, сказал:

— Поистине, знание добавляет знатному почёта и возвышает своего обладателя среди людей и усаживает невольников на трон…

* * *

В том же году Абу аль-‘Алия собрался участвовать в походе на пути Аллаха. Он подготовил необходимое снаряжение, но утром почувствовал сильную боль в одной стопе. Боль увеличивалась и увеличивалась. Лекарь, осмотрев его ногу, сказал:

— У тебя гангрена…

Он спросил:

— А что это такое?

Лекарь ответил:

— Это болезнь, которая, поражая какой-нибудь орган, поедает его. А потом распространяется дальше, пока не распространится на всё тело.

Потом лекарь попросил у него разрешения как можно скорее отнять его больную стопу, и Абу аль-‘Алия вынужден был согласиться.

* * *

Лекарь принёс нож для рассечения плоти и пилу для распиливания кости, а потом спросил:

— Хочешь ли ты, чтобы мы дали тебе глоток обезболивающего, чтобы ты не чувствовал боль во время операции?

Абу аль-‘Алия ответил:

— Есть нечто лучшее, чем это.

Лекарь спросил:

— Что же?

Он ответил:

— Приведите ко мне чтеца, который хорошо читает Книгу Аллаха, и пусть он читает мне из ясных аятов то, что ему нетрудно. И когда увидите, что лицо моё покраснело, зрачки расширились, а неподвижный взор устремлён в небеса, делайте со мной, что пожелаете.

Они так и сделали и отняли ему ступню.

Когда Абу аль-‘Алия пришёл в себя, лекарь сказал ему:

— Ты как будто не почувствовал боли во время отсечения ноги…

Он ответил:

— Отвлекло меня счастье любви к Аллаху и сладость читаемых аятов Книги Аллаха от боли, причиняемой пилой.

Потом он взял в руки свою отсечённую ступню, посмотрел на неё и сказал:

— Когда я встречу Господа моего в Судный день, и Он спросит меня, шёл ли я хоть раз за эти сорок лет к запретному с помощью этой ноги и касался ли я ею чего-то запретного, я отвечу: «Нет», и это будет правдой с позволения Всевышнего Аллаха.

* * *

Абу аль-‘Алия бы настолько богобоязненным и так тщательно готовился к Судному дню и встрече с Господом, что уже при жизни приготовил для себя саван. И раз в месяц он оборачивал себя этим саваном, а потом снова клал его на место.

И он составлял завещание семнадцать раз, будучи в здравом уме и твёрдой памяти. При этом для каждого завещания он назначал определённый срок. По истечении этого срока он вновь возвращался к своему завещанию и либо вносил в него изменения, либо заменял его новым, либо оставлял его как есть.

В месяце шавваль 93 года хиджры Абу аль-‘Алия покинул этот бренный мир — богобоязненный, убеждённый в милости Аллаха и стремящийся к встрече с Его Пророком…