Аль-Ахнаф ибн Кайс

Предводитель бану Тамим

Поистине, аль-Ахнаф ибн Кайс снискал такой почёт и обрёл главенство, при котором не приносит пользы назначение на должность и не причиняет вреда смещение с неё.

Зияд ибн Абихи

Дамаск радовался весенним дождям, пестрея великолепной зеленью благоухающих садов. Во дворце повелителя верующих Му‘авии ибн Абу Суфьяна готовились встречать прибывающих.

Стоило первому из прибывших к халифу получить разрешение войти к нему, как сестра халифа Умм аль-Хакам бинт Абу Суфьян поспешила занять своё место за занавеской, чтобы послушать хадисы, которые будут рассказывать на предстоящем собрании. Ей хотелось послушать и разные интересные истории, прекрасные стихи и мудрые изречения, которых она ждала от этого собрания.

Она была почтенной и достойной женщиной с возвышенными стремлениями, ставящей перед собой высокие и благородные цели.

Она знала, что её брат даёт людям позволение войти к нему в соответствии с их степенями.

Сначала это разрешение получали сподвижники, потом — старшие последователи сподвижников, обладатели знания и люди знатного происхождения.

* * *

Но Умм аль-Хакам обнаружила, что своего первого посетителя в этот день её брат принимает с неким пренебрежением, будто не уделяя ему должного внимания. Она услышала, как он говорит:

— Клянусь Аллахом, о Ахнаф, каждый раз, когда я вспоминаю сражение при Сыффине и то, как ты покинул нас и встал на сторону ‘Али ибн Абу Талиба, это разрывает мне сердце, и так будет до самой моей смерти…

Его собеседник ответил:

— Клянусь Аллахом, о Му‘авия, поистине, сердца наши, которыми мы возненавидели тебя, всё ещё у нас в груди. И мечи, которыми мы сражались с тобой, всё ещё у нас в руках. И если ты приблизишься к войне на фитр, мы приблизимся к ней на пядь. И если ты пойдёшь к ней пешком, то мы побежим к ней бегом. Клянусь Аллахом, привело нас к тебе не желание получить от тебя даяние и не страх перед противостоянием с тобой. Мы пришли для того, чтобы примирить поссорившихся и объединить слово мусульман.

Сказав это, он повернулся и ушёл.

Умм аль-Хакам не смогла сдержаться и приоткрыла край занавески, чтобы посмотреть на человека, который не боясь отражает каждый выпад халифа и не боится сказать ему в ответ на одно слово десять.

Она увидела худого человека невысокого роста с запавшими глазами и искривлёнными ногами. В нём была, пожалуй, доля от всех существующих человеческих изъянов.

Посмотрев на брата, она спросила:

— Что это за человек, который старается внушить страх халифу и угрожает ему в его собственном доме?

Му‘авия ответил со вздохом:

— Это аль-Ахнаф ибн Кайс, предводитель бану Тамим и один из самых выдающихся арабов и героев, одержавших немало побед.

Давайте же расскажем историю жизни аль-Ахнафа ибн Кайса с самого начала.

* * *

За три года до переселения (хиджра) Пророка (мир ему и благословение Аллаха) у Кайса ибн Му‘авии родился сын, которому он дал имя ад-Даххак. Но очень скоро люди прозвали его аль-Ахнаф из-за его косолапости, и в конце концов прозвище прочно закрепилось за ним и заслонило собой настоящее имя.

Кайс, отец аль-Ахнафа, был не последним человеком среди своих соплеменников. Он принадлежал к средним по своему положению людям. Аль-Ахнаф родился там, где жили его соплеменники, — в Неджде, западнее Ямамы.

Юноша рос сиротой, потому что его отца убили ещё до того, как мальчик научился ходить.

Свет ислама наполнил его сердце ещё до того, как у него начали пробиваться усы.

Пророк (мир ему и благословение Аллаха) за несколько лет до своей кончины послал одного из своих сподвижников к соплеменникам аль-Ахнафа, чтобы призвать их к исламу.

Посланец обратился к знатным людям, побуждая их уверовать и предлагая им принять ислам. Люди молча переглядывались.

Аль-Ахнаф, который присутствовал при этом, сказал:

— О люди! Почему я вижу вас колеблющимися — шаг вперёд и тут же шаг назад? Клянусь Аллахом, этот человек, прибывший к вам, — благой посланец и, поистине, он призывает вас к прекрасным нравственным качествам и налагает запрет на скверные качества. Клянусь Аллахом, мы не слышали от него ничего, кроме блага. Внемлите же призыву глашатая истинного пути, и вы обретёте благо в обоих мирах!

И они тут же приняли ислам. Вместе с ними мусульманином стал и сам юноша.

Потом предводители его соплеменников отправились к Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), но аль-Ахнафа не было в составе этой делегации, поскольку он был ещё слишком юным. Поэтому ему не посчастливилось стать сподвижником. Однако ему посчастливилось обрести довольство Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и мольбу, с которой Посланник (мир ему и благословение Аллаха) обратился за него к Всевышнему.

* * *

Сам аль-Ахнаф рассказывал такую историю: «Однажды, когда я совершал обход вокруг древнего Дома в эпоху ‘Умара ибн аль-Хаттаба (да будет доволен им Аллах), мне повстречался человек, которого я знал. Он взял меня за руку и сказал: “Не обрадовать ли тебя?” Я ответил: “Обрадуй”. Он спросил: “Помнишь ли ты тот день, когда Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) отправил меня к твоим соплеменникам, чтобы я призвал их к исламу, и я стал призывать их и предлагать им принять религию Аллаха, и ты сказал то, что сказал?” Я ответил: “Конечно”. Тогда он сказал: “Поистине, вернувшись к Пророку (мир ему и благословение Аллаха), я сообщил ему о сказанном тобою, и он сказал: ‹О Аллах! Прости аль-Ахнафа!›”»

Аль-Ахнаф говорил: «Ни от одного из моих деяний я не надеюсь получить такую пользу, которую надеюсь получить от мольбы Посланника (мир ему и благословение Аллаха).

* * *

Когда Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) покинул этот бренный мир и появился лжец Мусайлима, вводивший людей в заблуждение своими измышлениями, и некоторые отреклись из-за него от ислама, аль-Ахнаф ибн Кайс вместе со своим дядей аль-Муташаммасом отправились на встречу с ним, чтобы послушать его.

Аль-Ахнаф в то время был ещё юношей. Когда они вышли от Мусайлимы, дядя спросил племянника:

— Что ты думаешь об этом человеке, Ахнаф?

Он ответил:

— Я вижу, что он придерживается ложного и возводит ложь на Аллаха и людей.

Дядя спросил шутя:

— А ты не испугаешься за себя, если я расскажу ему, что ты считаешь его лжецом?

Аль-Ахнаф сказал:

— Тогда я предложу тебе обменяться клятвами в его присутствии: ты сможешь поклясться, что не считаешь его лжецом так же, как и я?

Дядя с племянником посмеялись. Оба они остались искренними мусульманами.

* * *

Не будет странным, если тебя удивят эти решительные, несмотря на молодость и трудные обстоятельства, поступки аль-Ахнафа, о которых мы уже рассказали.

Но это удивление, полагаю, исчезнет, как только ты узнаешь о том, что этот юноша обладал исключительно острым умом, был чрезвычайно сообразительным, дальновидным, проницательным и чистосердечным.

Он с младых ногтей сидел вместе со взрослыми и мудрыми предводителями своего племени, присутствуя на их собраниях, и учился у самых мудрых и выдержанных соплеменников. Сам он рассказывал:

— Мы посещали собрание Кайса ибн ‘Асыма аль-Минкари, дабы научиться у него выдержанности подобно тому, как мы посещали собрания учёных, чтобы перенять от них знание.

Его спросили:

— А какой была его выдержанность?

Аль-Ахнаф ответил:

— Как-то раз я пришёл к нему и увидел, что он сидит возле своего дома, накинув на себя перевязь своего меча, и беседует со своими соплеменниками. Я поприветствовал его и сел. И тут раздался шум. Мы посмотрели и увидели, что к нему привели одного юношу со связанными руками, а второго принесли убитым. Ему сказали: «Этот сын брата твоего убил твоего сына такого-то!» Клянусь Аллахом, выражение его лица не изменилось и он даже не прервал свою речь! Затем он повернулся к племяннику и сказал: «О сын брата моего, ты убил сына дяди своего и порвал родственные связи своей рукой и выпустил стрелу свою в себя же…» Потом он сказал своему другому сыну: «Встань, сынок, развяжи руки сыну дяди твоего и похорони брата, а потом отведи к его матери сто верблюдиц в качестве компенсации за её сына, ибо она здесь чужестранка».

* * *

Аль-Ахнафу ибн Кайсу посчастливилось учиться у многих благородных сподвижников, главным из которых, пожалуй, был ‘Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах). Он посещал его собрания, слушал его наставления, запоминал выносимые им судебные решения. Он был одним из самых блестящих его учеников. ‘Умар оказал на него, пожалуй, даже более глубокое влияние, чем на остальных.

Однажды аль-Ахнафа спросили:

— Благодаря чему ты стал таким выдержанным и мудрым?

Он ответил:

— Благодаря словам, которые я слышал от ‘Умара ибн аль-Хаттаба. Он сказал: «Кто шутит, того не воспринимают всерьёз. Человек ассоциируется у людей с тем, что он часто делает. Кто много говорит, тот много ошибается, а у кого много ошибок, у того мало стыда. А у кого мало стыда, у того мало благочестия, а у кого мало благочестия, у того мёртвое сердце».

* * *

Аль-Ахнаф стал предводителем своего народа, несмотря на то, что он был не самого благородного происхождения и его родители не были самыми достойными представителями его племени.

Его спрашивали о секрете этого. Так, однажды ему задали вопрос:

— Что помогло тебе стать предводителем своих соплеменников, о Абу Бахр?

Он ответил:

— Обладающий четырьмя качествами будет бесспорным лидером своего народа.

Его спросили:

— Что же это за качества?

Он ответил:

— Это религия, удерживающая его (от всего неподобающего), благородство, защищающее его, разум, направляющий его, и стыдливость, мешающая ему (вершить скверное).

* * *

Аль-Ахнаф был одним из тех людей, чья кротость и выдержанность стали притчей во языцех. Это подтверждает и следующая история.

Как-то раз ‘Амр ибн аль-Ахтам стал побуждать одного человека обругать аль-Ахнафа, и тот действительно обругал его так, что это любого вывело бы из равновесия. Но аль-Ахнаф сидел молча, не глядя на него.

Увидев, что аль-Ахнаф не отвечает ему и не обращает на него внимания, этот человек вложил себе в рот свой большой палец и принялся кусать его, приговаривая:

— Вот позор… Клянусь Аллахом, он не ответил мне лишь потому, что я слишком ничтожен в его глазах!

* * *

Случилось так, что однажды аль-Ахнаф шагал в полном одиночестве по улочкам Басры, и по пути ему попался человек, который принялся ругать, порицать, осыпать его бранными словами. Аль-Ахнаф же спокойно продолжал свой путь, ничего не отвечая.

Когда они приблизились к людям, аль-Ахнаф обернулся и сказал этому человеку:

— О сын брата моего, если ты ещё не всё сказал, то доскажи сейчас, потому что, если мои соплеменники услышат то, что ты говоришь, они могут причинить тебе вред.

* * *

Вдобавок к прочим своим достоинствам аль-Ахнаф ещё и много поклонялся Аллаху, много постился и молился и был равнодушным к тому, что принадлежало другим людям.

С наступлением ночи он зажигал лампу, ставил её поближе к себе и вставал на то место, где всегда совершал молитву. Он стонал, как стонет больной, и плакал, как плачет человек, лишившийся сына, — так он боялся наказания Аллаха и Его гнева. Каждый раз, вспомнив о каком-нибудь грехе или собственном изъяне, он подносил палец к лампе и говорил:

— Вот тебе, Ахнаф… Что заставило тебя сделать то, что ты сделал в такой-то день? Горе тебе, Ахнаф! Если сегодня ты не в состоянии вытерпеть жар этой лампы, тот как завтра ты вытерпишь Адское пламя и вынесешь тот вред, который оно будет причинять тебе? О Аллах, если Ты простишь мне, то ведь это в Твоей власти, и если Ты подвергнешь меня мучениям, то у Тебя есть право на это…

* * *

Да будет доволен Аллах аль-Ахнафом ибн Кайсом и да сделает он его довольным. Он был одним из самых прекрасных явлений своей эпохи и был уникальным человеком!