Абу Ханифа ан-Ну‘ман

Четыре эпизода из его жизни

Я никогда не видел человека разумнее, лучше и благочестивее, чем Абу Ханифа.

Язид ибн Харун

Это был человек с красивым, располагающим к себе лицом, красноречивый и его было приятно послушать. Он не был ни слишком высоким, ни слишком низким.

Он заботился о своём внешнем виде, носил хорошую одежду и умащал себя благовониями. Так что люди узнавали его по запаху этих благовоний ещё до того, как появлялся он сам.

Таким был ан-Ну‘ман ибн Сабит ибн аль-Марзубан, носивший кунью Абу Ханифа. Он первым обогатил фикх и раскрыл то прекрасное, что в нём есть.

* * *

Абу Ханифа застал последние годы эпохи Омейядов и начало эпохи Аббасидов. Он жил в то время, когда халифы и наместники всячески поощряли людей талантливых и одарённых — так, что удел стал приходить к ним со всех сторон и они даже не знали порой, откуда он появляется у них.

Однако Абу Ханифа решил уберечь от этого своё знание и свою душу. Он был решительно намерен питаться только тем, на что он зарабатывает собственным трудом, дабы рука его всегда была высшей.

* * *

Однажды халиф аль-Мансур пригласил его к себе. Когда Абу Ханифа прибыл к нему, халиф встретил его радушно и оказал ему достойный приём. Он усадил его рядом с собой и стал задавать ему вопросы, касающиеся религии и мира этого.

Когда Абу Ханифа собрался уходить, халиф вручил ему мешок с тридцатью тысячами дирхемов, несмотря на свою хорошо известную скупость. Абу Ханифа сказал ему:

— О повелитель верующих. Поистине, в Багдаде я чужестранец и мне некуда положить такие деньги, и я боюсь отправляться в путь с ними… Сохрани же их для меня в казне мусульман. Когда я буду нуждаться, я попрошу их у тебя.

Аль-Мансур удовлетворил его просьбу. Однако Абу Ханифа скончался вскоре после этого, и в его доме обнаружили множество ценностей, которые люди оставили ему на хранение. Их стоимость в несколько раз превышала ценность подарка халифа. Узнав об этом, аль-Мансур сказал:

— Да помилует Аллах Абу Ханифу… Он обманул нас и отказался брать у нас что-либо, но возвратил нам наш подарок таким вот вежливым и деликатным способом…

И это неудивительно, ведь Абу Ханифа был убеждён, что для человека нет ничего лучше, чем питаться тем, на что он заработал собственным трудом.

Поэтому он посвящал часть своего времени торговле. Он продавал шерстяные и шёлковые ткани и одежду. Он отправлял товар в разные города Ирака и ему привозили оттуда другой товар. У Абу Ханифы была своя лавка, которую люди хорошо знали и охотно посещали, зная о правдивости и честности её владельца. Кроме того, у Абу Ханифы был хороший вкус.

Торговля его шла успешно и была благодатной и давала ему, с позволения Всевышнего, большой доход.

Таким образом, Абу Ханифа зарабатывал деньги дозволенным способом и расходовал их правильно.

Известно, что каждый год он подсчитывал прибыль, которую приносила ему его торговля, оставлял столько, сколько ему требовалось на личные расходы, а остальные средства расходовал на покрытие нужд чтецов Корана и знатоков хадисов, факихов и искателей знания, покупая им еду и одежду.

Он выделял каждому из них определённую сумму денег и передавал им эти средства со словами:

— Это прибыль от ваших товаров, которые Аллах принёс вам через мои руки. Клянусь Аллахом, я не даю вам ничего из моих личных средств. Поистине, это милость Аллаха ко мне и к вам, и никто не может повлиять на удел, даруемый Аллахом, кроме Него.

* * *

Щедрость Абу Ханифы и его великодушие стали притчей во языцех. Особенно много знали об этом его товарищи и собеседники.

Как-то раз один из его постоянных собеседников пришёл к нему в лавку и сказал:

— Поистине, мне нужна такая-то одежда, о Абу Ханифа.

Тот спросил:

— А какого она должна быть цвета?

Тот человек ответил:

— Такого-то.

Абу Ханифа сказал:

— Что ж, подожди немного. Как только мне попадётся такая одежда, я возьму для тебя.

Не прошло и недели, как Абу Ханифа приобрёл нужную одежду. Его товарищ зашёл к нему, и Абу Ханифа сказал:

— Я приобрёл то, о чём ты просил.

И он показал ему одежду. Тому человеку она понравилась.

Он спросил:

— Сколько мне заплатить за неё твоему слуге?

Абу Ханифа ответил:

— Дирхем.

Его собеседник переспросил:

— Один дирхем?!

Абу Ханифа ответил:

— Ну да.

Его собеседник сказал:

— Я не ожидал, что ты станешь смеяться надо мной, о Абу Ханифа!

Абу Ханифа сказал:

— А я и не смеялся. Я купил эту одежду вместе с ещё одной за двадцать динаров золотом и один дирхем серебром. И одну из одежд я продал за двадцать динаров золотом, и у меня осталась вот эта, за один дирхем. И я не собираюсь наживаться на своём друге.

* * *

Однажды к Абу Ханифе пришла старая женщина, которая хотела купить одежду. Он достал нужную одежду, и женщина сказала:

— Поистине, я старая женщина и не разбираюсь в ценах. А это дело требует честности. Продай мне эту одежду за столько же, за сколько ты сам купил её, добавив к этому немного в качестве прибыли. Поистине, я немощна…

Абу Ханифа сказал:

— Поистине, я купил две одежды посредством одной сделки, а потом продал одну из них за столько же, за сколько купил две, не считая четырёх дирхемов. Вот и купи её за эти четыре дирхема, никакой прибыли от тебя я не хочу…

* * *

Однажды Абу Ханифа увидел на одном из своих собеседников изношенную одежду, и когда люди разошлись и они остались наедине, он сказал ему:

— Подними этот коврик и возьми то, что под ним.

Тот человек поднял коврик и обнаружил под ним тысячу дирхемов.

Абу Ханифа сказал:

— Возьми их и приведи себя в порядок.

Тот человек сказал:

— Но я состоятелен. Аллах облагодетельствовал меня, дав мне достаточно имущества, и я не нуждаюсь в этих деньгах.

Абу Ханифа сказал:

— Если Аллах действительно облагодетельствовал тебя, то где же следы Его милости?! Разве ты не знаешь, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) говорил: «Поистине, Аллах любит видеть следы Своей милости на Своём рабе»? Ты должен привести себя в порядок, дабы не печалить своим видом друга…

* * *

Абу Ханифа был настолько щедр и добр по отношению к людям, что, расходуя на свою семью, он отдавал столько же в качестве милостыни нуждающимся. Покупая новую одежду, он отдавал нуждающимся одежду на ту же сумму. А когда ему подавали еду, он откладывал себе столько, сколько обычно съедал сам, и отдавал бедным.

* * *

Сообщается, что он дал самому себе слово, что за каждую клятву Аллахом во время разговора он будет отдавать один дирхем серебром в качестве милостыни. А со временем он пошёл ещё дальше и дал себе слово отдавать за каждую клятву золотой динар. И каждый раз, когда он клялся, он отдавал динар в качестве милостыни.

* * *

Хафс ибн ‘Абд-ар-Рахман был компаньоном Абу Ханифы в его торговле. Абу Ханифа отправлял с ним шерстяные и шёлковые ткани и одежду в некоторые города Ирака.

Однажды он отправил с ним много товара, предупредив его, что у одежды имеются такие-то и такие-то недостатки.

И Хафс продал весь товар, забыв предупредить покупателей об изъянах. Он попытался вспомнить покупателей, которым продал одежду с изъяном, но так и не смог. Узнав об этом, Абу Ханифа не мог найти себе места и в конце концов отдал в качестве милостыни все деньги, вырученные за этот товар.

* * *

В добавление ко всему сказанному Абу Ханифа ещё и очень хорошо обходился с людьми и с ним приятно было общаться, сидеть и беседовать, и он никогда не говорил дурного об отсутствующих, даже если это были его враги.

Один из товарищей Абу Ханифы рассказывал: «Я слышал, как ‘Абдаллах ибн аль-Мубарак говорил Суфьяну ас-Саури: “О Абу ‘Абдаллах, как тщательно Абу Ханифа избегает злословия! Поистине, я ни разу не слышал, чтобы он сказал что-нибудь скверное о своём враге”. Суфьян сказал в ответ: “Поистине, Абу Ханифа слишком умён для того, чтобы подпускать к своим благим делам того, кто будет уничтожать их”».

* * *

Абу Ханифа старался снискать любовь людей и поддерживать дружеские отношения с ними. Известно, что порой какому-нибудь человеку случалось проходить мимо его собрания и просто сесть рядом, без какой-то определённой цели и не имея намерения участвовать в нём. А потом, когда этот человек вставал и уходил, Абу Ханифа спрашивал о нём других. И если оказывалось, что он беден, Абу Ханифа помогал ему, если он был болен, Абу Ханифа навещал его, если у него была какая-нибудь нужда, он удовлетворял её, устанавливая таким образом связь с этими людьми.

* * *

К тому же Абу Ханифа был из тех, кто постится днём и молится по ночам. Он очень любил читать Коран и просить у Аллаха прощения в предрассветных сумерках.

Он с таким усердием занимался поклонением потому, что однажды ему довелось услышать, как некие люди говорят:

— Поистине, этот человек, которого вы видели, не спит по ночам…

Стоило ему услышать эти слова, как он сказал себе:

— Поистине, люди представляют меня не таким, каков я пред Аллахом… Клянусь Аллахом, с этой минуты люди не станут говорить обо мне то, чего я не делаю!

И с тех пор он никогда не спал по ночам до самой своей кончины. С тех пор он посвящал всю ночь поклонению. Когда спускалась ночь и люди ложились спать, он надевал свою лучшую одежду, расчёсывал бороду, умащал себя благовониями и украшал себя. И всю ночь до утра он проводил в молитве, чтении Корана и обращении к Аллаху с мольбами.

Ему случалось прочитывать Коран полностью в одном рак‘ате. И бывало, он всю ночь повторял один и тот же аят.

Рассказывают, что как-то он простоял всю ночь, повторяя слова Всевышнего: «Час является назначенным для них сроком, и Час этот — самый тяжкий, самый горький… Час является назначенным для них сроком, и Час этот — самый тяжкий, самый горький» (54:46).

При этом он плакал от страха перед Аллахом и всхлипывал так, что сердце обливалось кровью.

* * *

Известно, что он совершал утреннюю молитву с тем же омовением, которое совершал для ночной молитвы-‘иша, на протяжении сорока лет, изменив этому своему правилу лишь однажды.

Также известно, что он прочитал Коран полностью в том месте, в котором скончался, семь тысяч раз. Когда он читал суру «Аз-Зальзаля = Землетрясение», по телу его пробегали мурашки. Сердце его наполнялось страхом, и он, взявшись за свою бороду, говорил:

— О Тот, Кто воздаёт добром за добро весом в пылинку! О Тот, Кто воздаёт злом за зло весом в пылинку! Защити Своего раба ан-Ну‘мана от Огня! И отдали его от всего, что приближает его к Огню, и введи его в бесконечную милость Твою, о Милостивейший!